Оксфордское руководство по византинистике (The Oxford Handbook of Byzantine Studies). Выпуск 2

Уважаемые коллеги, редколлегия журнала «Нартекс. Byzantina Ukrainensia» рада сообщить о выходе в свет четвертого тома ежегодника, в котором представлен перевод на русский язык второй части известного Оксфордского руководства по византинистике: The Oxford Handbook of Byzantine Studies / Ed. by E. Jeffreys, J. Haldon, R. Cormack. ‑ Oxford: Oxford Univ. Press, 2008.
Оксфордское руководство по византинистике, подготовленное плеядой лучших специалистов мирового уровня во главе с ответственными редакторами Э. Джеффрис, Дж. Хэлдоном и Р. Кормаком, отличается уникальной структурой, позволяющей познакомить читателя со всеми сторонами ромейской цивилизации и историей ее изучения. Каждая из глав пособия в предельно краткой форме и вместе с тем глубоко знакомит с основными проблемами византинистики, отражая ее современные достижения. Вып. 2 включает две последние части книги (первые две см.: Нартекс. Byzantina Ukrainensia. Том 3). С целью удобства пользования Предметным указателем предложено продолжение нумерации страниц предыдущего тома.
Издание может быть одинаково полезным как профессиональному исследователю, так и начинающему византинисту, а также всем, кто интересуется историей Византии.
Более подробную информацию об издании можно получить здесь: http://panteleimon.info/index.php?newsid=1549

«Византийская мозаика»: Сборник публичных лекций. Выпуск 3

Уважаемые коллеги, редколлегия журнала «Нартекс. Byzantina Ukrainensia» рада сообщить о выходе в свет третьего сборника публичных лекций "Византийская мозаика".
Сборник «Византийская мозаика» включает тексты Публичных лекций, прочитанных в 2014—2015 учебном году на собраниях Эллино-византийского лектория «Византийская мозаика» на базе кафедры истории древнего мира и средних веков Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина и Свято-Пантелеимоновского храма г. Харькова (Харьковская епархия Украинской Православной Церкви Московского Патриархата).
Сборник будет интересен и полезен историкам, археологам, религиоведам, философам, искусствоведам, а также всем, кто интересуется историей Византии и христианства..

Скачать сборник можно по адресу: http://panteleimon.info/index.php?newsid=1544

«Византийская мозаика»: Сборник публичных лекций. Выпуск 2

Уважаемые коллеги, редколлегия журнала «Нартекс. Byzantina Ukrainensia» рада сообщить о выходе в свет второго сборника публичных лекций "Византийская мозаика".
Сборник «Византийская мозаика» включает тексты Публичных лекций, прочитанных в 2013—2014 учебном году на собраниях Эллино-византийского лектория «Византийская мозаика» на базе кафедры истории древнего мира и средних веков Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина и Свято-Пантелеимоновского храма г. Харькова (Харьковская епархия Украинской Православной Церкви Московского Патриархата).
Сборник будет интересен и полезен историкам, археологам, религиоведам, философам, искусствоведам, а также всем, кто интересуется историей Византии и христианства..

Скачать сборник можно по адресу: http://panteleimon.info/index.php?newsid=1533

Оксфордское руководство по византинистике (The Oxford Handbook of Byzantine Studies)

Уважаемые коллеги, редколлегия журнала «Нартекс. Byzantina Ukrainensia» рада сообщить о выходе в свет третьего тома ежегодника, в котором представлен перевод на русский язык известного Оксфордского руководства по византинистике: The Oxford Handbook of Byzantine Studies / Ed. by E. Jeffreys, J. Haldon, R. Cormack. ‑ Oxford: Oxford Univ. Press, 2008.
Оксфордское руководство по византинистике, подготовленное плеядой лучших специалистов мирового уровня во главе с ответственными редакторами Э. Джеффрис, Дж. Хэлдоном и Р. Кормаком, отличается уникальной структурой, позволяющей познакомить читателя со всеми сторонами ромейской цивилизации и историей ее изучения. Каждая из глав пособия в предельно краткой форме и вместе с тем глубоко знакомит с основными проблемами византинистики, отражая ее современные достижения. Вып. 1 включает первые две части книги.
Издание может быть одинаково полезным как профессиональному исследователю, так и начинающему византинисту, а также всем, кто интересуется историей Византии.

По вопросам приобретения обращаться по адресу: http://panteleimon.info/index.php?newsid=1476

РЕФЕРАТИВНЫЙ ОБЗОР СТАТЬИ Э. ТРАППА . Продолжение 2

Так как поздние источники были полностью исключены из лексикона H. G. Liddell и его Приложения, то содержащаяся в них новая и редкая лексика была включена в уже упоминаемое издание LBG[13]. Кроме того папирологам и греческим филологам при использовании CD-Rom Greek Documentary Texts следует сверяться со специальными ресурсами в сети Internet, где один раз в год D. Hagedorn выставляет обновленный список слов, взятых из новых публикаций, таким образом дополняя словарь греческих папирусов, опубликованный F. Preisigke и представленный E. Kiessling, H. Rupprecht и др. в виде индексов[14].

         «Возможно, кто-то мог подумать, - пишет Э. Трапп, - что созданием печатных конкордансов, которые имели место в особенности после Второй Мировой войны, как в Европе, так и в США, эта работа может быть доведена до своего окончательного завершения в ближайшем будущем». Однако такая мысль очень далека от действительности. Как бы то ни было, новые примеры подобных изданий все еще появляются, наиболее значимым из которых является Thesaurus Patrum Graecorum[15]. Этот проект, который берет свой материал из TLG, имеет следующие преимущества: в нем используются исправленные тексты изданий, он содержит список редких или «проблемных» слов, в нем приводится исчерпывающая информация по именам собственным, в нем даются полноценные словарные статьи (т.н. полная лемматизация) и в нем представлена словарная статистика. Единственное, что, по мнению исследователя, в указанном лексиконе вызывает сомнение это использование микрофишей, содержащих конкордансы имен собственных, вместо самих печатных версий.

         Резюмируя все вышеизложенное в первой части своей статьи, Э. Трапп задает риторический вопрос: «Наверное, среднестатистический пользователь предпочтет работу с TLG возможности добывания недостающей информации, каким бы то ни было механическим путем»?

 

         Во второй части статьи боннский профессор Э. Трапп излагает главные проблемы лексикографии в следующих пунктах:

А) Несмотря на то, что античные и средневековые греческие ученые и грамматики интересовались этимологией также мало, как и классической лексикой, тем не менее, современная лингвистика сейчас – это достаточно развитая наука. Если для современного греческого языка мы имеем лексикон F. Adrados, то византийские исследования все еще находятся на стадии разработки. При рассмотрении источников формирования византийской лексики мы должны иметь в виду два главных аспекта: с одной стороны эволюцию античной греческой лексики в более современные формы, а с другой – влияние языкового окружения и по времени контакта и по его локализации. Наибольшее влияние на формирование византийской лексики оказала латынь, из которой были заимствованы слова традиционной римской терминологии (юридической, военной, административной). За латынью, по степени влияния, следует арабский и славянский языки, а затем более поздние – итальянский, французский и турецкий языки.

Б) Другая проблема, которая более существенна для византийского языка, чем для античных греческих текстов – это вопрос надежности изданий. Э. Трапп считает, что только при последовательном взаимодействии переиздательского и лексикографического процессов мы сможем устранить все еще многочисленные неуместные аттические корректуры ранних издателей, выработать надежные принципы для внесения необходимых поправок и консолидировать наши представления о средневековой орфографии (особенно акцентуации и развитии отдельных слов из предложных фраз). По мнению ученого, было бы неблагоразумно принять, в качестве руководящей, модель E. Kriaras из будущего 5-го тома его издания и использовать акцентуацию monotoniko. Эта система акцентуации не является продуктом исторического развития и представляет собой позднюю практику, поэтому вряд ли совместима с деятельностью византийских переписчиков.

В) Филология имеет тенденцию стремиться к завершенности (полноте). В качестве примера Э. Трапп приводит Thesaurus linguae latinae, составителям которого потребовалось более 100 лет, чтобы покрыть ⅔ латинского алфавита. На данном этапе, по мнению исследователя, с помощью TLG могут быть решены многочисленные проблемы как лексикона H. G. Liddell и R. Scott для античного греческого языка, так и лексикона G. W. H. Lampe для патристического периода. Однако для византийского периода только народная литература находится в процессе разработки своего лексикона, который содержит в себе очень важные речевые элементы (имеется в виду уже упоминаемое издание E. Kriaras). По сравнению с лексиконом E. Kriaras, LBG находится совершенно в другой ситуации. При работе с огромным текстовым массивом, который лег в основу этого лексикона, его составители ставят перед собой двойную цель: найти как можно больше новых и редких слов из тысяч различных изданий и допустить, при этом, как можно меньше ошибок. Конечно, в нем остаются еще пробелы, связанные с семантикой слов, которые будут восполнены последующими исследователями, путем вычитывания и перечитывания текстов, содержащихся в этом словаре.

Г) Очень важный вопрос связан с вариантностью чтений, которая возникла в течение продолжительной манускриптной традиции. Однако как было замечено уже в продолжение многих столетий, народная литература особо чувствительна к различным международным изменениям. Этот факт все более и более принимается во внимание при работе с наиболее аттическими текстами. Поэтому научный аппарат таких надежных изданий как хроника Константина Манасси или роман Евстафия Макремболитеса будут максимально использованы в LBG.

Д) По мысли Э. Траппа, это приведет нас к проблеме индексов и специальных глоссариев. В процессе подготовки LBG стало очевидно, что индексы не только старых, но и современных изданий (включая некоторые тома CFHB[16]) пропускают не только своеобразные (нестандартные) варианты, но даже правильные и единственные в своем значении слова. По сравнению с классической филологией, византинисты (за редким исключением) не были так удачливы со специальными словарями. Исключение составляют давно устаревший лексикон Пселла[17] и исчерпывающее пособие для исследований средневековых греческих документов Сицилии и Южной Италии[18]. «Хотя сейчас благодаря TLG, - резюмирует немецкий специалист, - мы не будем так ощутимо чувствовать отсутствие хорошего индекса, только благодаря работам, подобным G. Caracausi, у нас все еще остается прекрасная возможность проникнуть в глубины лексики (терминологии), используемой автором или группой текстов».

Ж) Специалист в терминологии играет очень важную роль в деле уяснения таких направлений средневекового греческого языка как: закон, администрация, военные дела, медицина, астрология и астрономия, наименования растений и т.д. Из введения лексикона H. G. Liddell и R. Scott видно, что многие из таких специалистов внесли большой вклад в разъяснение технических терминов этого рода. Подобная работа должна быть проделана и для византийского лексикона, особенно для такого как LBG (до сих пор только ботанические термины были удовлетворительно растолкованы), по крайней мере, в необходимом приложении или в отдельном издании.

З) Как, в целом, для византийских исследований для того чтобы добиться правдивой перспективы важно проследить всю цепочку исторического процесса, так, в частности, и в области лексикологии мы также должны учитывать и современный период. Благодаря этому мы сможем найти много примеров средневековой и даже позднеантичной лексики (особенно форм, которые представлены в нелитературных папирусах), которые не являются в строгом смысле литературными, но которые прижились в современном греческом языке и его диалектах (в частности в понтийском[19]).



[1] Meursius J. Glossarium graecobarbarum. Leiden, 1614; Du Grande C. Dufresne Sieur. Glossarium ad scriptores medieae et infimae Graecitatis. Lyons, 1688.

[2] См.: Hase C. B., Dindorf G., and Dindorf L. Thesaurus graecae linguae ad H. Stephano constructus. Paris, 1831-65.

[3] Sophocles E. A. Greek Lexikon of the Roman and Byzantine Periods. Cambridge, 1870.

[4] См.: Koumanoudes S. Synagoge lexeon athesauriston en tois hellenikois lexikois. Athens, 1888.

[5] См.: Liddell H. G. and Scott R. Greek-English Lexicon with Revised Supplement. Oxford, 1925-40 (1996).

[6] См.: Lampe G. W. H. A Patristic Greek Lexicon. Oxford, 1961-8.

[7] См.: Adrados F., Gangutia E., and others. Diccionario griego-espanol. Madrid, 1980 - .

[8] Colera P., Somolinos J., and others. Repertorio bibliográfico de la lexicografia griega. Madrid, 1998.

[9] Kriaras E. Lexiko tes mesaioni kes hellenikes demodous grammateias. Thessalonike, 1969 - . (С 2006 года эту работу продолжает I. Kazazes и др.). См. также: Kazazes I. N., Karanastases T. A. Epitome tou Lexikou tes mesaionikes hellenikes demodous grammateias 1100-1669 tou E. Kriaras. Thessalonike. T. A, A-K, 2001.

[10] Trapp E., and others. Lexikon zur byzantinischen Gräzität. Vienna, 1994 - . [= LBG].

[11] Thesaurus Linguae Graecae. University of California, 2000. [CD-Rom E].

[12] Greek Documentary Texts. The Packard Humanities Institute, 1991-6. [CD-Rom 7].

[13] Lexikon zur byzantinischen Gräzität.

[14] Preisigke F., Kiessling E., Rupprecht H., and others. Wörterbuch der griechischen Papyrusurkunden I-III, Suppl. I-III. Berlin-Amsterdam-Wiesbaden, 1925-2000.

[15] Thesaurus Patrum Graecorum. Turnhout, 1990 - .

[16] Corpus Fontium Historiae Byzantinae.

[17] См.: Renauld E. Lexique choisi de Psellos. Paris, 1920.

[18] См.: Caracausi G. Lessico Greco della Sicilia dell’ Italia meridionale (secoli X-XIV). Palermo, 1990.

[19] См.: Papadopoulos A. Historikon lexiko tes Pontikes dialektou. Athens, 1958-61.


РЕФЕРАТИВНЫЙ ОБЗОР СТАТЬИ Э. ТРАППА . Продолжение

Далее боннский профессор пишет, что уже в наше время превосходный греческий филолог и новатор народного языка E. Kriaras взялся за создание словаря народной литературы, два или три тома которого уже увидели свет[9]. После начала этой работы стало очевидно, что существуют большие пробелы (относительно количества проработанных текстов) как в отдельных изданиях H. G. Liddell, G. W. H. Lampe и E. Kriaras, так и во всех этих работах вместе взятых. По мнению ученого, эти пробелы будут восполнены новым средневековым лексиконом, который по своем завершении станет незаменимым инструментом византийских исследований[10]. В качестве базовых это издание использует лексиконы H. G. Liddell и G. W. H. Lampe, что дает ему возможность не учитывать повторяющиеся слова. Основной акцент в этом лексиконе делается на тексты, написанные с IX по нач. XIII столетия, а народные тексты XII – XIV столетий, которые вполне объяснены E. Kriaras, не учитываются. Вся масса материалов в этом лексиконе укомплектована с помощью TLG[11]. Это дает возможность учесть наиболее старопечатную лексику, благодаря чему были исправлены многие недостатки в лексиконе H. G. Liddell, и главным образом в работе G. W. H. Lampe. Особое внимание уделяется ранней агиографии (IV-VIII вв.), которая в сжатом виде была прокомментирована в Patristic Lexicon. Дополнительный материал из манускриптов (по большей части парижских) был заимствован из неопубликованного собрания Emmanuel Miller. В случае, когда слово встречается очень часто количество сносок ограничено ранними периодами, особенно если оно согласуется с TLG. В конце каждой словарной статьи (леммы) специальные сноски отсылают читателя к другим словарям, которые наиболее удачно подобраны авторами для специалистов. Все дополнения и исправления, которые были внесены в процессе скрупулезной редактуры, были учтены авторским коллективом. Очевидно, что этот процесс не может быть завершен до тех пор, пока не доведен до конца весь проект. Таким образом, в этом издании осуществляется процесс совершенно отличный от того, который имел место в работе E. Kriaras.

         После появления идеи создания нового печатного издания Thesaurus linguae graecae, следующей должна была стать идея разработки Thesaurus linguae latinae. Однако этот проект был приостановлен около 100 лет назад, потому что его рабочий материал, который должен был охватить огромный промежуток времени (восемь веков), уже в наше время обрабатывался компьютерной базой данных более шести лет, что гораздо дольше времени создания профессионального лексикона TLG. TLG стал первым изделием, выпущенным на отдельном CD-Rom, который постепенно расширял свою базу до тех пор, пока не охватил (на сегодняшний момент) не только всех античных, но и бо́льшую часть патристических авторов, а также всех наиболее важных византийских историков и многие другие средневековые тексты. С 2001 года в него были добавлены сотни дополнительных византийских изданий текстов, однако они доступны только в сети Internet, что само по себе очень неудобно для рядовых ученых по причине слишком высокой стоимости. Эта база данных наиболее полезна для византинистов следующими возможностями: удобным поиском новых слов; хорошо налаженной системой прослеживания цитат и их параллелей из наиболее важных, для исследователя, авторов; обширной базой источников для осуществления выверенных и полномасштабных изданий и т.д. «Но мы должны не забывать, - пишет Э. Трапп, - что в своем теперешнем виде TLG не исключает необходимости обращения к печатным текстам с их критическим аппаратом».

         Важным дополнением к этому незаменимому электронному инструменту, по мнению ученого, стал другой CD-Rom Greek Documentary Texts (содержащий издания надписей и папирусов до 1995 г.)[12]. Не смотря на то, что бо́льшая часть этих материалов относится к античности, тем не менее, в нем учитываются несколько ранних и средневековых византийских надписей и даже печатей, не считая очень важные папирусы VII - нач. IX вв., по большей части написанных в период арабского господства в Египте.

        

РЕФЕРАТИВНЫЙ ОБЗОР СТАТЬИ Э. ТРАППА

РЕФЕРАТИВНЫЙ ОБЗОР СТАТЬИ Э. ТРАППА «ЛЕКСИКОГРАФИЯ И ЭЛЕКТРОННЫЕ ТЕКСТОВЫЕ РЕСУРСЫ»

Источник: Trapp E. Lexicography and electronic textual resources // The Oxford Handbook of Byzantine studies / Ed. by E. Jeffreys with J. Haldon, R. Cormack. – New York: Oxford University Press, 2008. – P. 95-100.

         В первой части своей статьи, которая озаглавлена «История и современная ситуация», известный специалист в греческой филологии, профессор византийских исследований Боннского университета Эрих Трапп отмечает, что византийские грамматики, лексикографы и филологи не проявляли большого интереса и не прилагали особых усилий к развитию их собственного живого языка. Исключение составляет Евстафий Фессалоникийский, который в своих комментариях к Гомеру часто цитирует современные ему народные выражения или слова в процессе объяснения гомеровской лексики или каких-либо событий. Для лексикографов особо ценный материал, по мнению Э. Траппа, содержится в словаре Суды (особенно относящийся к технической терминологии), а также у Псевдо-Зонары в Etymologicum Gudianum и у некоторых других.

         Как полагает ученый, современная лексикография средневекового греческого языка началась в XVII веке с работ J. Meursius и C. Du Cange[1]. Несмотря на то, что последний принял во внимание многие из современных ему неопубликованных текстов парижских манускриптов, его Glossarium (1688 г.), использовавшийся долгое время, значительно устарел, как по причине выхода в свет большого количества новых изданий, так и из-за различных ошибок. Э. Трапп считает, что много полезного все еще может быть почерпнуто из парижского издания H. Stephanus Thesaurus graecae linguae (1572 г.)[2], которое охватывает материал от античной Греции до XV-го столетия, хотя и не использует народную лексику. Lexikon of the Roman and Byzantine Periods (1870 г.) E. A. Sophocles[3] находится в большой зависимости от вышеупомянутого Thesaurus, хотя греческий исследователь и предпринял важные шаги к модернизации цитат из Patrologia Graeca J.-P. Migne. Ценное добавление к этим стандартным словарям появилось в 1888 году[4], которое, однако, как не смогло выполнить функцию простого индекса, так и не обеспечило должным образом перевод и комментарий к лемме.

         Переходя к обозрению работ XX-го столетия, Э. Трапп особо выделяет лексикон H. G. Liddell и R. Scott[5]. Именно эти ученые внесли важный вклад в развитие греческой лексикографии, включив в свою работу множество византийских текстов до VI в. по Р. Х. Другая важная работа – лексикон G. W. H. Lampe[6]. В этом лексиконе, в основном, разъясняется греческая патристическая лексика вплоть до Феодора Студита (IX в.). Более грандиозным проектом явился Greek-Spenish Dictionary[7], в котором помимо необходимой модернизации и увеличения количества цитат и включения избранных собственных имен, была устранена главная ошибка – смешение языческой и христианской лексики (I - VI вв.), которая в этом издании располагается и объясняется раздельно.

         Пока завершение этой огромной работы, которая, безусловно, займет несколько десятилетий, движется к своему концу, в 1998 году появился очень важный и полный библиографический справочник[8]. Давая оценку вышеперечисленным работам Э. Трапп отмечает, что, несмотря на появление таких фундаментальных изданий главная задача лексикографии – современная трактовка византийской лексики – все еще ждет своего исследователя.

        

Перевод прп. Максима Исповедника

Дорогие друзья!
Прошу прощения за беспокойство, но не могли бы вы проверить
перевод двух фрагментов из приписываемой прп. Максиму Исповеднику
"Изображения тайны Троичности" (Епифанович С.Л. Материалы к изучению
жизни и творений прп. Максима Исповедника. Киев, 1917. Стр. 78-79) (CPG № 7707 (26)). Ниже греч. и вариант перевода.

Μονὰς ἡμῖν ὁ Θεός ἐστι, μονάδων αἰτία, πρὶν δυαθῆναι τρισσουμένη˙ καὶ Τριὰς τὴν Τριάδα προφθάνει˙ οὔτε μετὰ τὴν μονάδα δυάς, εἶτα Τριάς, ἵνα καὶ μονὰς πρὸ δυάδος καὶ Τριὰς πρὸ Τριάδος νοῇται, ἀλλ᾿ ὅλη μονὰς ἡ αὐτή, καὶ ὅλη Τριὰς ἡ αὐτή˙ μονὰς ὅλη κατὰ τὴν οὐσίαν ἡ αὐτή, καὶ Τριὰς ὅλη κατὰ τὰς ὑποστάσεις ἡ αὐτή˙

Монада (Единица) для нас Бог есть, монад основание, прежде чем удвоится утраивающаяся (т.е. монада), и Троица троичность предвосхищает. И не после монады двоица, а, затем, Троица, но чтобы и монада прежде двоицы и Троица прежде Троичности была умопостигаема, но вся монада та же самая, и вся Троица та же самая. Монада вся по сущности та же самая и Троица вся по Ипостасям та же самая.

Ὅλη ἡ μονὰς ἐν ὅλῃ τῇ Τριάδι, καὶ ὅλη ἡ Τριὰς ἐν ὅλῃ τῇ μονάδι. ὅλη γὰρ ἐν ὅλοις ἡ θεότης, ὁσάκις καὶ ὅλα ἐν ὅλῃ ἐπίσης τῇ θεότητι˙ μία γὰρ ἡ αὐτή οὐσία Πατρὸς καὶ Υἱου̃ καὶ ἁγίου Πνεύματος, οὐδενὸς τούτων του̃ ἑτέρου χωρὶς ἢ πιστευομένου καλω̃ς ἢ εὐσεβω̃ς νοουμένου.

Вся монада во всей Троице, и вся Троица – во всей монаде. Потому что вся (монада) во всех (Ипостасях присутствует) Божеством постоянно и вся (монада) во всей (Троице присутствует) одинаково Божеством. Так как одна, та же самая сущность Отца и Сына и Св. Духа, поэтому имеющий прекрасную веру и с благочестием умопостигающий (Бога) не отличает ни Одного из Них от Другого (по сущности).


 

прп. Максим

Дорогие друзья!
Прошу прощения за беспокойство, но не могли бы вы проверить
перевод двух фрагментов из приписываемой прп. Максиму Исповеднику
"Изображения тайны Троичности" (Епифанович С.Л. Материалы к изучению
жизни и творений прп. Максима Исповедника. Киев, 1917. Стр. 78-79). Ниже греч. и вариант перевода.
Μονὰς ηJμι̃ν οJ Θεός ε̉στι, μονάδων αι̉τία, πρὶν δυαθη̃ναι τρισσουμένη˙ καὶ Τριὰς τὴν Τριάδα προφθάνει˙ ου[τε μετὰ τὴν μονάδα δυάς, ει\τα Τριὰς, ι{να καὶ μονὰς πρὸ δυάδος καὶ Τριὰς πρὸ Τριάδος νοη/̃ται, α̉λλ ̉ ο{λη μονὰς ηJ αυjτή, καὶ ο{λη Τριὰς ηJ αυjτή˙ μονὰς ο{λη κατὰ τὴν ουjσίαν ηJ αυjτή, καὶ Τριὰς ο{λη κατὰ τὰς υJποστάσεις ηJ αυj

τή˙

 

 

Монада (Единица) для нас Бог есть, монад основание, прежде чем удвоится утраивающаяся (т.е. монада), и Троица троичность предвосхищает. И не после монады двоица, а, затем, Троица, но чтобы и монада прежде двоицы и Троица прежде Троичности была умопостигаема, но вся монада та же самая, и вся Троица та же самая. Монада вся по сущности та же самая и Троица вся по Ипостасям та же самая.

ο{λη ηJ μονὰς ε̉ν ο{λη/ τη/̃ Τριάδι, καὶ ο{λη ηJ Τριὰς ε̉ν ο{λη/ τη/̃ μονάδι. ο{λη γὰρ ε̉ν ο{λοις ηJ θεότης, οJσάκις καὶ ο{λα ε̉ν ο{λη/ ε̉πίσης τη/̃ θεότητι˙ μία γὰρ ηJ αυjτή ουjσία Πατρὸς καὶ ΥιJου̃ καὶ αJγίου Πνεύματος, ου̉δενὸς τούτων του̃ εJτέρου χωρὶς η] πιστευομένου καλω̃ς η] ευ̉σεβω̃ς νοουμένου.
  

Вся монада во всей Троице, и вся Троица – во всей монаде. Потому что вся (монада) во всех (Ипостасях присутствует) Божеством постоянно и вся (монада) во всей (Троице присутствует) одинаково Божеством. Так как одна, та же самая сущность Отца и Сына и Св. Духа, поэтому имеющий прекрасную веру и с благочестием умопостигающий (Бога) не отличает ни Одного из Них от Другого (по сущности).